Васильев С. А.
10–30 августа 2020 г.


Политико-социальная заметка

Я за Лукашенко!


***

С 9 августа во многих городах Беларуси начались протесты граждан, несогласных с итогами выборов Президента Беларуси.

В некоторых местах в Минске произошли и физические столкновения демонстрантов с силами правопорядка. Для сдерживания и разгона агрессивных и хулиганствующих демонстрантов были применены дубинки и иные спецсредства. Многие (где-то около 6 тыс. человек) были задержаны. Но затем выпущены. Большая часть населения посчитала применение силы силовиками (значит — властью) неоправданно избыточным и, следовательно, было подавление мирного протеста. Пострадали не только радикально «заряженные» и хулиганствующие «демонстранты», но и добропорядочные, мирно протестующие горожане. После этого к протестным лозунгам о фальсификации итогов выборов и их пересмотра добавились лозунги против власти и силовиков.

***

Мое внимание обратило то, что радикально-агрессивное и безумствующее поведение части молодежи почему-то и не было замечено и не было осуждено мирно протестующим народом. Вероятно, в логике протеста «выпустить пар» считается нормальным явлением?! Народ полагал, что силовики пожурят молодежь, но не будут их дубасить. Так, что ли? Но видно, что сама радикально настроенная и хулиганствующая молодежь знала свои задачи в протесте.

«Интересно» то, что народ (во всяком случае, его значительная часть) обиделся на власть, лично на А. Лукашенко за жесткий разгон демонстрантов. Может, силовики где-то и переборщили. Быть может, вышли наружу и накопленные народом обиды на власть. Эмоции обиды раздулись, перелились через край, и их еще постарались раздуть до вселенских масштабов. Разум затмился эмоциями. Появились протестные требования «уходи», «остановить насилие» и тому подобные. И многие вовлеклись и, скорее всего, и сейчас вовлекаются в протесты на эмоциональном подъеме под предлогом смены и отмщения власти (и лично А. Лукашенко).

Эмоциональность протестов подтверждается и тем, и это надо отметить, что рациональных или здравых требований не видно. Нет и объективных социально-экономических причин для протестов. И чего хотят протестующие граждане, кроме эмоционально выражаемых недовольств и требований, не озвучено либо они выражены абстрактно и лозунгово.

Для расширения протеста активисты протеста стали призывать к забастовкам и заводчан. Сами протестующие, как видно, сильно и не вникают, что белорусская экономика пойдет на спад. Для управляющих протестом принципиально достижение политических целей.

Конечно, должно пройти время, чтобы все успокоились, протесты «выдохлись», и власти разобрались в эмоциональных требованиях народа, выяснили, какие из них справедливые. Но спокойствия не дают третьи (внешние) силы: народные обиды захвачены в управление для расширения и усиления. Им необходима раскачка протеста, экономические потери и смена власти. Осуществляются разного рода подстрекательства и провокации, противостояние подпитывается новыми лозунгами и выдуманными слухами (например, о вводе российских военных или побега А. Лукашенко). Протестную обстановку все это время пытаются обострить, и она может обостриться и усложниться.

Хотя протестующие и говорят, что протесты в Беларуси нельзя сравнивать с украинским майданом, но, как вижу, только потому, что белорусы бесхитростны, и власть оказалась властной и смогла жестко пресечь попытки радикализованной молодежи устроить белорусский майдан.

Белорусы (точнее, некоторая часть и, в больше мере, в возрасте до 40 лет) часто поражают своей беспечностью, наивностью, бесхитростной прямотой, политической незрелостью, а где-то и глупостью (особенно когда на протесты берут малых детей). Дух уличной свободы, а где-то и веселья, также заполонил многие людские умы и сердца. Все это может сильно повлиять на продолжение протестов.

Белорусы, по-моему, изнежены вниманием и социальными заботами власти. Они (протестующие под лозунгом «уходи» и т. п.) себе надумали, что заботы государства и стабильность это данность, которая будет и потом, после А. Лукашенко. А у части молодежи стабильность ассоциируется с застоем, и им неизвестно, что такое хаос в стране.

И тревожит то, что белорусы (многие) не вникают или не хотят вникать (в эмоциональном порыве) и в геополитические последствия протестов: в то, что по Беларуси хотят провести линию фронта геополитического противостояния между Россией и Западом. Тогда жизнь белорусов очень долго будет на линии фронта. И долго будут гражданские конфликты. А Запад уже окончательно и в полном объеме сформирует вокруг России (со стороны Запада) «пояс нестабильного пространства» из бывших советских республик.

Предполагаю, многим белорусам это «без разницы», и находиться под влиянием западных демократий им предпочтительнее, чем, как они уничижительно говорят, российско-совковым влиянием. Эти разные мировосприятия «выковываются» в борьбе идей и образов жизни, и эта борьба, однозначно, есть идейная (идеологическая) основа и подпитка протеста.

Но важно и признать, что ни в Беларуси, ни в России нет государственной идеологии, которая предназначена, по своей сути, наряду с традиционным (как правило, в семье) воспитанием способствовать формированию у каждого нового поколения духовную и мировоззренческую устойчивость. Разумеется, государственная идеология — это сложная система в совокупности мировоззренческих и духовных понятий и действий по их внедрению в мировоззренческие установки граждан.

Куда легче болтать и соблазнять молодежь правами человека, свободой и потреблением западных благ, и из этого делать универсальные принципы якобы демократического мировосприятия.

***

Изложив свое видение событий в Беларуси, считаю необходимым затронуть и отношение России (официальное и неофициальное) к указанным событиям.

Честно говоря, я критически воспринимаю (а эмоционально — осуждаю) как официальную позицию России по отношению к белорусским событиям, так и многие экспертно-политологические суждения, а также журналистское освещение белорусских протестов и предшествующих им событий. Вину в ухудшении (в последние годы) отношений с Беларусью возлагаю, в большей мере, именно на Россию. Более того, сегодняшние протесты в Беларуси считаю результатом многолетнего российского невмешательства в белорусские дела.

Сама позиция невмешательства, мягко говоря, удивляет. О каком невмешательстве в дела Беларуси идет речь: военном, экономическом, идеологическом, культурном и т. д., — вообще официально не поясняется. И, по-моему, как раз российское невмешательство и ослабленное внимание белорусского государства к настроениям и пассионарности белорусской молодежи позволили западным странам заполнить этот «вакуум внимания» и навязать свою идеологию (мировосприятие), и постепенно сформировать определенную социальную базу для протестов и требований смены государственного курса. Особенно в этом преуспели, как уже известно, Польша и Литва.

Чего хочет Россия? Если говорить «по-деловому», то желания России выражаются невнятно. Российские претензии слишком эмоциональны. Похоже, что российская сторона хочет преклонения Беларуси перед Россией. Постоянные претензии, отчитывание и наставничество выглядят отвратительно. «Интересно», что когда независимость и целостность Беларуси находится в большой опасности, на публичных площадках (радио, телевидение, интернет) российские деятели все равно умудряются говорить великодержавные эгоистичные глупости и обвинять А. Лукашенко во всех «грехах».

Именно российские политические деятели, эксперты, политологи, журналисты ведут себя куда более чем странно, публично выражая раздражение и негативно-эгоистичное отношение к Беларуси и А. Лукашенко. Например, известный эксперт и политолог С. Багдасаров, на передаче у В. Соловьева 11 августа о ситуации в Беларуси высказался, что это нас не касается, но мы должны внимательно следить, чтобы сделать правильные выводы для России. А депутаты Государственной Думы не сомневаются (а, вернее констатируют факт), что за протестами — раскачиванием внутриполитической ситуации Беларуси — стоят западные страны.

Но при этом, почему только один А. Лукашенко борется (наверное, запоздало) за сохранение постсоветского славянского единства? Его одного оставили обороняться от агрессивной внешней (западной) атаки.

Журналисты зачастую радостно освещают протесты и требования, забывая о беспристрастности, и, тем самым, подстрекая людей к хаотизации общественного порядка. Перепечатываются и пересказываются без какого-либо простого анализа различные агитки против политики белорусской власти. Как видится, российские СМИ (конечно, не все) подливают протестное «масло в огонь», поднимая градус протестных эмоций.

Предвзятость отношений к А. Лукашенко очевидна, и она не скрывается. Политики, политологи и журналисты лишний раз не упускают возможности его пошпынять, а иногда и похохмить, показывая этим неуважение к А. Лукашенко и свою бестактность. Все, как будто, ему мстят за критические речи в адрес России, которые всегда воспринимались болезненно. Постоянно (и не только в сегодняшние кризисные дни) А. Лукашенко уличают в неблагодарности, и даже предательстве России. При этом они не хотят вникать, что такое президентская воля и ответственность перед своим народом, что уровень понимания социальной устойчивости или государственной стабильности у президента иной, чем у человека, необремененного большой ответственностью.

Более того, уже достаточно давно российская сторона занимается дискредитацией белорусской позиции по финансово-экономическим, торговым, энергетическим отношениям с Россией, но и отношений в целом, зачастую предавая забвению историю и братские отношения. Постоянно демонстрируется недовольство Беларусью. Отношения между странами (с позиции России) рассматриваются с позиции экономических интересов и выгод. Соглашусь с А. Лукашенко, который недавно отметил, что братские отношения превратились в партнерские. Кроме того, разного рода экспертами, политологами и журналистами часто и публично муссируется неверный тезис, что Беларусь без России была бы нищей страной.

Контекст политологической российской аналитики межгосударственных отношений в большинстве случаев обвинительный: во всех сложностях отношений виновата Беларусь. И, как правило, Беларусь обвиняют и в инициировании ухудшения отношений. А. Лукашенко вменяют в вину и стремление к многовекторности во внешней политики. Россия ревниво относится к белорусской самостоятельности во внешней политики.

Надеюсь, что после выступления В. Путина (имею в виду интервью журналисту С. Брилеву 27 августа), когда стало известно, что Россия заступилась за А. Лукашенко и предупредила западные страны о необходимости прекращения дестабилизирующих Беларусь действий, Россия, помимо экономического сотрудничества, начнет активно и по-братски вмешиваться в дела Беларуси. Надеюсь, что такое же (братское) вмешательство в дела России будет приниматься и от Беларуси.

***

Все, что после развала СССР можно было сохранить для нормальной жизни людей (я о промышленном и социальном потенциале) было сохранено и развито в Беларуси благодаря А. Лукашенко. Кто бы что-либо о нем не говорил, но социально-экономическое развитие, социально-экономическая стабильность и благосостояние созданы белорусским народом именно под руководством А. Лукашенко. Конечно, идеальных руководителей не бывает. И именно А. Лукашенко, надо признать, олицетворял и олицетворяет собой порядок и стабильность в стране.

Поэтому, я за А. Лукашенко.